В Минске провели Лабораторию устойчивого развития

С 27 по 30 июня 2019 года в Минске работала международная Лаборатория устойчивого развития, посвященная Цели 12, – обеспечение перехода к рациональным моделям потребления и производства.
На протяжении четырех дней экологи и активисты из Беларуси, Украины, России и Германии изучали вопросы сокращения потребления и обращения с отходами на примере четырех стран, делились опытом, посетили завод по сортировке мусора под Минском, социальное предприятие «KaliLaska», участвовали в международной экспертной встрече и все выходные c помощью метода дизайн-мышления под руководством опытных бизнес-тренеров искали эффективные способы преодоления экологических вызовов в агроусадьбе OS, помогающей реабилитироваться сиротам, имеющим ментальные нарушения и ранее проживавшим в интернатах закрытого типа.

Каждый год в мире производится 1,3 миллиарда тонн продовольствия стоимостью около 1 триллиона долларов США. Треть этого объема оказывается в мусорных контейнерах потребителей и магазинов или портится из-за плохо организованного сбора урожая и транспортировки. А домашние хозяйства потребляют 29 процентов мировой энергии и выбрасывают до 21 процента общего объема СО2. Необходимо снизить объем производства отходов и задуматься над тем, что мы покупаем.

 

Мероприятие организовали Берлинская школа социальных инноваций SOIN, общественно-полезная организация «Декабристы» в партнерстве с некоммерческой организацией ОДБ Брюссель при поддержке МИДа Германии.

Лаборатория устойчивого развития – это международная программа по развитию социального предпринимательства в целях устойчивого развития (ЦУР). Лаборатория направлена на изучение глобальных Целей устойчивого развития и поиск локальных решений в Германии, Беларуси, Молдове, Россие и Украине. Основным фокусом программы является социальное предпринимательство, его бизнес-модели, структуры, сообщества и развитие международного партнёрства. Помимо семинаров по ЦУР в регионах Восточной Европы в Лаборатории, проходит 9-месячная программа SDG Accelerator, где опытные социальные предприниматели изучают международный опыт по достижению ЦУР и развивают сотрудничество с иностранными партнёрами.

Программа началась с ознакомительных визитов на социальное предприятие/благотворительный проект, поощряющий повторное использование одежды и аксессуаров «КaliLaska» (читайте специальный репортаж об этом  предприятии здесь, а также смотрите видео сюжет о нем в  нашем документальном фильме о социальном предпринимательстве (01:38 – 5:58). Похожие проекты существуют в России, Украине и Германии, используя при этом разные бизнес-модели.  Нам повезло заполучить в Лабораторию сразу двух представительниц таких проектов, из Москвы и Петербурга, и речь о них пойдет в отдельных материалах.

Частью рабочей повестки стало посещение участниками сортировочной станции, которая находится возле самого крупного в стране мусорного полигона «Тростенецкий», площадью в 30 га, расположенного под Минском. Собственными глазами они смогли увидеть то, что происходит после того, как рассортированный по контейнерам мусор привозят на предприятие, насколько качественно жители города разделяют пластик, бумагу и стекло, какие материалы имеют шансы быть повторно переработанными, а что приходится захоранивать. 
Минск с населением почти 2 миллиона человек считается довольно продвинутым в вопросе обращения с отходами в регионе Восточной Европы. Ежегодно в столице образуется 1,2 миллиона тонн твердых бытовых отходов (ТКО). Из них на переработку отправляется:

 


35,5 тыс тонн стекла
123,8 тыс тонн бумаги
15,2 тыс тонн полимеров
7,2 тыс тонн изношенных шин
3,58 тыс тонн отработанных масел
4,27 тыс тонн отходов бытовой техники и электроприборов.

Всего около 189,55 тыс. тонн По прогнозам специалистов полигон заполнится в ближайшие 10 лет.


Оставшийся мусор, более 900 тыс. тонн, захоранивается на полигоне «Тростенецкий». Теоретически, можно извлекать 30-35% вторсырья и перерабатывать 30% органических отходов, на практике же в цифра не преодолевает рубежа в 20%.

«Проблема в том, что в контейнер складывают от шины, до унитаза», – говорят сотрудники предприятия по переработке мусора на полигоне «Тростенецкий», поэтому сортировать мусор приходится вручную, сканер бы не выдержал такой нагрузки. Из 100 тонн мусора, завозимого на предприятие, 2/3 представляют собой смешанные отходы, и только одна треть – раздельные. В реальности же – весь мусор смешанный. На ленте работники вручную отбирают стекло и крупный мусор, дальше он подается по конвейеру в большой барабан с диаметром 7 сантиметров, чтобы отсеять органику. На ленте можно увидеть остатки одежды, пластиковые бутылки, пакеты из-под молока, жестяные банки… Наша коллега из благотворительного магазина Сharity Shop в Москве Наталья Князева попутно замечает, что если текстиль попадает в обычный бак, то спасти его уже нельзя, поэтому для сбора таких вещей нужны отдельные контейнеры. Из общего числа отходов удается извлечь до 13% вторсырья, это относительно небольшой процент, но вместе с тем он выше, чем, например, в Германии, но и рассчитывать на самоокупаемость предприятию пока не приходится. Сортировочная станция получает компенсацию за счет экологического сбора от оператора вторичных ресурсов. Изначально проект был рассчитан на выемку 30% сырья, но с 2011 г. реалии сильно изменились, ведь производители всегда идут по пути наименьшего сопротивления, поэтому чаще всего упаковка делается из пластика, не всегда перерабатываемого. «Если бы они изначально ориентировались на то, что упаковка должна быть необходимой и достаточной и могла использоваться как вторичное сырье, мусора приходилось бы «закапывать» меньше», – отмечают сотрудники станции.
Многих горожан волнует вопрос, почему все-таки за тремя контейнерами (стекло, пластик, бумага), приезжает один мусоровоз, и зачем сортировать, если мусор в итоге все равно смешивают? «Вопрос – в себестоимости», –  поясняют нам. Вывоз трех видов мусора будет стоить в три раза дороже, а это значит, что и в жировке цена на эту услугу будет значительно выше. Вопрос, готовы ли к такому повышению, например, пенсионеры»? Ну и как мы сами могли убедиться, качество сортировки мусора населением пока оставляет желать лучшего. К слову, контейнеры редко сопровождаются дополнительной наглядной информацией, которая помогла бы правильно выбрасывать отходы, но сортировать все равно необходимо – так воспитывается полезная привычка. Получается, что оператор вторичных ресурсов ведет работу по просвещению и на упреждение для будущих поколений.
Если зарабатывать на извлечении вторичных ресурсов пока не получается, и сортировочные станции могут существовать только за счет субсидий, то почему не продолжать захоранивать мусор в Беларуси? Ведь страна наша не такая густонаселенная, и места хватает. Чем же опасны свалки? С таким вопросом мы обратились за комментарием к экологу, специалисту по вопросам управления отходами Общественного Учреждения «Центр экологических решений» Наталье Блыщик.
 

Наталья Блыщик, фото: ecoidea.by

«У свалок есть свои плюсы и минусы. Конечно, это самый дешевый способ захоронения отходов. Минусы в том, что те свалки, которые существуют, были созданы в советское время. Для них не были предусмотрены системы безопасности. Далеко не на всех свалках есть изолирующий слой, препятствующий проникновению токсинов в грунтовые воды. И если раньше состав мусора был органика и бумага, то, что сейчас попадает на свалки – токсично, пластик, электробатареи – по сути многие свалки – это хранилища токсичных отходов. У нас есть мини-полигоны, которые представляют собой ямы, без системы предохранения, сливов и отводов для токсичных потоков. Некоторые из них, правда, рекультивируют – свозят мусор на большие. Если бы мы сохранили уровень отходов 1970-х гг., то свалки бы не представляли такую большую проблему, как сейчас, а так они слишком быстро растут, что даже нашей территории не хватит».

Участники и участницы "Лаборатории устойчивого развития". 27 июня 2019 г. Минск

 

Сергей Медведев. Фото: SOIN

Экскурсия на сортировочную станцию завершилась открытой лекцией для всех желающих в импакт-хабе IMAGURU. Руководитель проектов Школы социальных инноваций SOIN (Берлин) Сергей Медведев поделился информацией о том, как с увеличением количества отходов справляются в Германии. До 1991 г. в стране были настоящие горы из мусора, и за проблему решительно взялись. Уже в 2005 г. правительство полностью запретило захоранивать мусор с более чем 5% органики в составе, поэтому сортировка для немцев начинается с собственного дома. Контейнеры находятся прямо в квартирах, а за плохую сортировку приходится платить большие штрафы, порой доходящие до 4-х-и пятизначных цифр. Если не удается выяснить, кто именно виновник, – штраф делится на всех жильцов, которые становятся более внимательными.
Также Германия старается идти по пути предотвращения отходов, например, в стране уже запрещают одноразовые стаканчики, появляются разные инициативы по апсайклингу (от англ. «upcycling» – «более широкое применение») – вторичное использование вещей с созданием для них нового функционала.  и фудшерингу (от англ. «Food sharing» – делиться едой) – столовые и кафе для социально уязвимых граждан, банки еды, которые по своим моделям в большинстве являются социальными предприятиями.  В то же время в стране производит самое большое количество пластика среди всех государств Евросоюза. Большая часть мусора сжигается, часть вывозится в Малайзию, где, как недавно выяснили журналисты издания Spiegel, не перерабатывается, а захоранивается, что ситуацию только усугубляет. «Поэтому единственный способ решить проблему управления отходами – это сокращать потребление», – отметил Сергей.

Участники открытой лекции и дискуссии по переработке и утилизации отходов в Беларуси, России, Германии и Украине. 27 июня 2019 г. Минск, Беларусь


Также перед аудиторией выступили автор и мотор проекта «Україна без сміття» (русск. Украина без мусора) Евгения Аратовская,  Координатор движения ЭКА из Москвы – Мария Малоросиянова, и представительница «Экоинициативы» Ольга Волкова. Более подробно о результатах встречи и экспертной дискуссии 28 июня читайте в наших следующих материалах.

Текст и Фото: Алёна Лис

ОДБ Брюссель